Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:11 

Вечер на двоих (фурри-хентай, йифф)

Одержимая историями...
Небольшой рассказ, правда, йиффного направления. Описание любовной сцены между двумя волками: Асфером, волком-альбиносом, и Мел - серой волчицей.
Надеюсь, что здесь не запрещено вывешивать творчество подобного формата...

Вечер на двоих.

Золото закатных лучей растекалось по комнате. Оно пропитывало предметы и придавало комнате, да и самому воздуху волшебный привкус карамели. Размытые очертания витражных узоров скользили по серой, изрисованной когтями стене, на подоконнике шелестели под прикосновениями любопытного ветра листья, когда-то собранные ими в букет…
Этот же ветер, прорываясь в комнату, ерошил пряди шерсти на груди, плечах и хвосте молодого волка. Белый волк, казалось, сотканный из света луны, лежал на кровати. И чуть улыбался, прищурив алые глаза. Перебирая когтями пряди шерсти у себя на хвосте, он повернулся и спросил ту, чье дыхание тоже вплеталось в этот вечер, а присутствие в комнате не казалось чем-то обыденным, потому что любое её появление было для волка-альбиноса праздником:
- Ты ещё скоро?
- Сейчас…
Пока невидимая собеседница готовилась к выступлению за ширмой, взор Асфера перебегал по извивам тени, выступающей на разрисованном павлинами и цветами полотне. Изгиб склоненной к плечу морды, чуть разведенные уши, быстрые движения пальцев, пробегающих по шнуровке корсета. Затем легкий вздох и шорох отодвигаемой ширмы…
- Я готова, - произнесла волчица.
Волчица вышла из-за ширмы. Косы, перевитые шнурами и серебряными цепочками, спускались по плечам и груди, шнуровка черно-красного корсета была чуть распущенна сверху, что позволяло видеть, как меняются оттенки серебристого, там, где чувствуется биение сердца, если приложить лапу. Волк уткнулся мордой в ложбинку между грудями и втянул запах листвы и карамели – именно карамелью пахла Мел, серебристая, словно призрак. Затем Асфер потянул девушку-волчицу на себя и опрокинул её на кровать.
Черное покрывало смялось под локтями волчицы. Она что-то проворчала, когда волк наклонился к ней, и розоватый мягкий язык проскользил по черной мочке носа. Покусывая её за уши, ощущая на клыках мягкость пушка, волк, постепенно увеличивая силу укусов, принялся спускаться по шее, к плечам возлюбленной. Одновременно подцепив когтем шнуровку корсета, он потянул ленту на себя. Лента с треском разошлась, и корсет был отброшен в сторону. Продолжая пробегаться языком по плечам и ключицам поскуливающей волчицы, хвостатый парень подмял её под себя. Обхватив ладонью одну грудь, он подхватил клыками сосок и чуть помял его. Волчица выгнулась, запрокинув голову и растопорщив усы. Асфер наклонился мордой к другой груди, помяв её ладонью, начал играть клыками со вторым соском, в тоже время пальца свободной лапы мяли и чуть оттягивали сосок, окруженный мокрой от его слюны шерстью. Карамельный запах постепенно приобретал привкус шоколада. Вдохи и выдохи волчицы все чаще тревожили шерстинки на ухе Асфера. Наконец в груди Мел зародилось урчание, прерывистое и мягкое, постепенно перерастающее в рокот и становящееся все сильнее.
Асфер почувствовал, как на его затылок легла тяжелая, но нежная лапа подруги. Когти пробежались по его затылку, кончики когтей кольнули пару раз кожу за ушами, скользнули по шее, оставив царапины. Затем ладонь волчицы вернулась обратно на затылок, и надавила на него, подсказывая направление. Серебристая волчица выгнулась в судорогах, когда Асфер прикусил в последний раз сосок и провел языком вниз, по груди, раздвигая кончиком языка шерсть на животе. Проведя пару раз языком вокруг соска Мел, он оттянул кожаные трусики и почувствовал как нажим ладони на затылке становиться все сильнее. В конце концов, волчица рыкнула и резким рывком пихнула голову волка вниз, одновременно выгнувшись и разведя ноги ещё шире.
В результате, ощутив мочкой носа благовонную, мясистую створку раковины, Асфер высунул язык и осторожно прикоснулся к клитору Мел. Затем посмотрел вверх. Волчица наблюдала за ним, склонив голову и чуть прищурив глаза. В голубых, почти бесцветных глазах светилось ожидание…Асфер, торопясь, лизнул ещё несколько раз половые губы, затем раздвинул их пальцами, и трепещущий, словно у змеи, язык проник внутрь. Глаза волчицы закрылись, она откинула голову, уже не способная сопротивляться магии тела и то мягким, то резким движениям языка внутри себя. Кончик хвоста её дрожал, когда Асфер решил себе немного помочь и провел пальцем по клитору волчицы. Хвост заметался из стороны в сторону, а она выгнулась ещё больше, приподнявшись на локтях и начиная уже подвывать. Сначала один палец, то нажимающий на стенки влагалища, потом два, требовательно, но мягко скользящие по входу… Заключительным штрихом было сложение всех пальцев ладони, сначала нажимающих на внутренние стороны разведенных бедер, скользящих по промежутку между ног, а затем резкое движение – и внутри волчицы оказалась вся кисть Асфера. Яростно двигая рукой, он чувствовал, как доходит практически до самого предела, что влагалище и так плотно обтягивает кончики пальцев. Волчица все убыстряла темп, бедра и таз двигался все быстрее и быстрее. Наконец Асфер чуть развернул пальцы и пошевелил ими внутри, а затем пропихнул ладонь ещё дальше, заставив Мел замереть. А затем резко вынул лапу. Поднеся ладонь к морде, облизал пальцы, обвивая их языком и наслаждаясь вкусом возбужденной женщины.
- Ещёёё, - проскулила Мел, дернув хвостом и приподнимаясь на локтях.
Асфер ухмыльнулся, приподняв уголки черных губ. Обнял подругу за бедра, приподнял их. Погладил покрытые темно-серебристой шерстью бедра, прикоснулся уже выпущенным когтем к молнии на своих брюках. Раздался стрекот расстегиваемой молнии.
- Тогда ты знаешь, что нужно сделать, - промолвил полярный волк, продолжая ухмыляться.
Волчица потянулась было вверх, пытаясь встать, но Асфер опрокинул её обратно на спину толчком в грудь.
- Нет, не так, - рыкнул он, глядя на вздымающуюся грудь волчицы и вожделение в её глазах. Затем он отпустил её ноги и перебрался на её грудь. Переплетя свой хвост с её, сел на грудь и поднес свой жезл к её морде, так, чтобы она могла дотянуться до него только кончиком языка. Розовая змейка языка мелькнула между губами Мел, прикоснувшись к кончику жезла. Затем язык волчица замелькал все чаще, обвивая и массируя напрягшийся орган Асфера. Он стал на колени и на каждое прикосновение подавался вперед. Затем, когда ему захотелось, чтобы ритм убыстрился, он положил руку на спинку кровати и перенес вес своего тела на него. Нависнув над Мел, он просто не оставил ей выбора, так как продолжал двигать бедрами, опускаясь все ниже и ниже. Волчица провела от головки до основания члена языком, а затем, когда волк полностью пропихнул ей жезл в пасть, стала играть с ним. Язык то двигался вокруг основания, то часто-часто толкался в головку, приминая мякоть. Волк, прикрыв глаза, рычал, подняв голову к потолку. Затем волк отстранился, а его жезл испустил струю спермы. Мел, довольно прищурив глаза, слизнула белую жидкость с щек, провела ладонью по своим грудям, приминая их и втирая сперму в шерсть.
Волк, с горящими алым глазами, обхватил её за талию и перевернул на живот. Мел хотела уже было лечь, но лапы волка впивались в бока, жестко приподнимая её таз. Волк прикоснулся членом к промежности, раздвинул им лепестки половых губ. Проведя несколько раз кончиком жезла по ним, приподнял таз волчицы ещё больше и раздвинул ей ягодицы. Мел только пискнула, когда внутрь неё проникло нечто большое, только вот не со всем туда, куда она ожидала…
Резкими рывками прижимая к себе волчицу, Асфер входил внутрь неё все жестче и глубже. Член яростно входил внутрь, чуть ли не разрывая кожу на входе, то выходил, давая Мел ощущение того, что скоро все прекратиться. Несколько раз Асфер отстранялся так резко, что жезл выходил из анального отверстия, но волк, рыча, сразу же впихивал его обратно, проминая им кожу, не давая волчице расслабить мышцы входного отверстия. Это дарило покалывающее ощущение наслаждения, смешанного с болью. Затем он впихнул член как можно глубже, чтобы максимально увеличить ощущение сопротивления, и начал двигать бедрами из стороны в сторону. Волчица, прикусив нижнюю губу клыками, тяжело задышала. Член внутри неё то прикасался к стенкам прямой кишки, натягивая их, так, что они были готовы лопнуть, то двигался вперед и замирал там. Она освободила одну руку и прикоснулась к влажной шерсти на бедрах. Раздвигая лихорадочными движениями её, Мел добралась до половых губ. Двигая пальцем в такт движениям Асфера, она пыталась получить удовольствия. Заметив её попытки, волк рыкнул, и помог ей: взяв её ладонь, пропихнул её во влагалище. Мел вздрогнула: нажим со стороны Асфера увеличился, а ритм стал быстрее и разнообразнее. В тоже время её собственная рука оказалась внутри неё, раздвигая влагалище. Она чувствовала кожей пальцев, как с другой стороны перегородки, ворочается член Асфера. Но это только добавляло пикантности: он тоже чувствовал сквозь тонкую преграду, как шевелятся её пальцы.
Двое переплетенных тел ускорили ритм, финальным полу-рыком – полу-визгом оповестив мир, что достигли финала. Затем они отстранились друг от друга.
Свернувшись на скомканном черном покрывале, серебристо-серая волчица и волк-альбинос смотрели друг другу в зрачки. Он провел ладонью по её испачканной шерсти, она лизнула его в щеку.
- Все, спасибо тебе, - проворчала Мел, подставляя солнечным лучам морду.
- Это тебе спасибо, - как всегда в полуулыбке приподнял уголки черных губ волк. – За то, что ты есть.
Солнце заглядывало в окна, на подоконнике стоял букет листов. Все было как обычно. Только ветер стих, по-видимому, опасаясь тревожить мирно спящих влюбленных. В мире и так есть, кого потревожить своими напевами и внезапным появлением. Так считал ветер. И он был прав.


@темы: fiction, yiff, йифф, рассказ, фанфик, фурри, фурри-волки

Комментарии
2011-03-16 в 16:07 

Это уже не я...а вы были уверены, что это был я?
"Жезл", "Створка раковины"...такие метафоры...

2011-03-17 в 13:02 

Снежа *Ирбис* ре Скардлинг
Одержимая историями...
Ну это не ко мне, это к "Словарю фанфикеров" в раздел со списком устойчивых метафор...

2011-04-20 в 01:37 

Леди Л.П...?
Это уже не я...а вы были уверены, что это был я?
Лучше придумайте свои. В конце концов, само произведение неплохое, и передан менталитет волков, но метафоры подобные атмосферу нарушают.

2011-04-20 в 10:44 

Снежа *Ирбис* ре Скардлинг
Одержимая историями...
Лучше придумайте свои. В конце концов, само произведение неплохое, и передан менталитет волков, но метафоры подобные атмосферу нарушают.

Этим метафорам где-то уже лет семь, если не ошибаюсь; они общепринятые, поэтому несколько под-истершиеся и потерявшие свою яркость. С другой стороны - если придумывать новые, то не все поймут, о чем идет речь, придется внизу текста устанавливать сноски и тогдалее...так что придумывать новые имеет смысл, берясь за большое произведение. )))

   

Сообщество фуррей

главная